?

Log in

No account? Create an account
 
 
14 February 2012 @ 12:15 am
"Там чудеса..." или Приамурское Лукоморье  
(Значительно расширенная и проиллюстрированная редакция одного старого поста об "эльфах приамурской тайги")

На юге Приморского края турфирмы неплохо зарабатывают на желающих посетить живописные окрестности горы Ливадийская - она же Пидан (вот сайт почитателей сего культового места). Местные жители готовы часами рассказывать про неё многочисленные легенды, среди которых наиболее популярными (и привлекающими туристов) являются следующие:
- встречающиеся на склонах горы каменные плиты, уложенные особым образом, являются не причудливым результатом работы ветра и эрозии, но остатками древнего храма, в котором некогда хранился магический кристалл, служивший для людей средством связи с миром богов;
- а в пещерах горы обитают "бэтмэны": таинственные существа, по виду напоминающие крылатых людей ("летающие люди", "люди-мотыльки"), которые пронзительно кричат по ночам и похищают в окрестных посёлках мелкий рогатый скот.

Кстати, в 1960-х гг. серия встреч с подобными чудищами была отмечена в США, а в южном Приморье история наблюдений за ними составляет около века, пики же приходились на 1930-е и 40-е, а также на 80-е и 90-е гг. (см. и телепередачу об этом).

***

Относятся ли эти известия к охотничьим, туристическим и журналистским байкам, или являются плодом проделок падших духов, или и впрямь в некоторых укромных уголках мира обитает неизвестный науке вид человекоподобных крылатых тварей? Оставим это выяснять исследователям-энтузиастам. У нас же речь немного о другом. Вот о чём. В тысяче километров к северу от таинственной горы Пидан, в Хабаровском крае, находятся места, чудесность которых надёжно задокументирована не где-нибудь, а в путевых дневниках самого Владимира Клавдиевича Арсеньева - великого исследователя дальневосточной тайги (чью роль в оскароносном фильме Акиро Куросавы «Дерсу Узала» блестяще сыграл Юрий Соломин). Места, которые можно по праву назвать "приамурским Лукоморьем", поскольку учёному там довелось встретить не только уже упоминавшегося выше "летающего человека" (чем или кем бы он ни был), но и... русалку. Точнее, нечто, на неё похожее.

***

Прежде чем привести выдержки из записей В.К. Арсеньева, скажем, о каких именно местах идёт у нас разговор. Это - территория Анюйского национального парка, верховья реки Анюй - одного из правых притоков Амура (район "Лукоморья" указан на карте стрелкой):



А именно - его берега между впадением в него горных речек Гобилли и Дымни (в устье Гобилли Арсеньеву повстречался "бэтмэн", а в 10 км к югу оттуда, в устье Дымни - русалка). Это на много-много вёрст совершенно безлюдные таёжные места, некогда населённые народом удэгейцев ("Лукоморье" обозначено на карте квадратом):



К югу от Гобилли, к востоку от Анюя и к северу от Дымни расположен один из отрогов Сихотэ-Алиня - Миловский хребет, самая высокая из гор которого достигает 1173 м. По его склонам стекает множество ручьёв, имеющих поэтичные названия: Чудный, Хмурый, Светлый, Беличий... (стрелками на карте указаны места, где В.К. Арсеньев встречал "летающего человека" и "русалку"):



По берегам Анюя, как и на склонах Пидана, находится целая галерея древних каменных "скульптур", представляющих собой то ли причудливые произведения природных сил, то ли естественные скалы, кем-то подвергнутые механической обработке, то ли выложенные из каменных плит высокие столпы:



А ещё, как и положено в сказочных местах, там есть то ли скалы, напоминающие руины древних замков, то ли древние замки, замаскированные их обитателями под скалы. Возможно, самой живописной из них является скала Надгэ, венчающая собой отвесные обрывы левого берега Анюя, напротив устья Гобилли (чуть ниже его по течению). При высоте 30 метров она имеет сквозное отверстие в средней части, напоминающее бойницу:











Эти каменные останцы причудливых очертаний в некоторых ракурсах также напоминают животных, а один из них весьма походит на печально склонившуюся фигуру женщины. В связи с этим у удэгейцев есть предание, что в очень давние времена жила на Анюе красавица Надгэ со своим мужем. Он был сильным и удачливым охотником, и в их юрте всегда было много мяса. Они любили друг друга. Но однажды на Сихотэ-Алине началась большая война, и ее муж ушел на юг защищать свой край. Прошла зима, лето, и еще зима и лето, а он все не возвращался. Тогда Надгэ поднялась на высокий обрывистый берег Анюя и стала смотреть в ту сторону, откуда должен был вернуться ее муж. Она ждала его. И так долго ждала, что превратилась в камень. Вот с тех пор и стали называть ее именем эти скалистые обрывы.

Именно скалы Надгэ (иначе - "Шаманские камни") считались у удэгейцев обиталищем "летающих людей", с одним из которых в этих местах и встретился В.К. Арсеньев.

***

К слову, в кельтском и германском фольклоре скалы, напоминающие своими очертаниями развалины замков, всегда считались обиталищем Дивного Народа: Племён Дану, Древних, Высоких, Старших, Справедливых, Сокрытых, альвов, фэйри, ши (сидов), – т.е. одним словом, эльфов. Тамошние старики говаривали, что подобные скальные громады на деле и есть самые настоящие замки, только очень хорошо замаскированные от людских взоров чарами своих обитателей. Вот как, например, гласит одно из исландских сказаний: «К северу от возделанных полей хутора Кета, что в области Скага, высится одинокая крутая скала… Имя этой скале … - «Скалистый Замок Грима» (Grimsborg), - и вот почему. Там, внутри, как полагают люди, исстари обитал Сокрытый Народ, и всегда, насколько известно, правил ими эльф по имени Грим» (Кораблёв Л.Л. Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом Народе. София, М., 2003. с. 58).

***

Итак, вот что пишет Владимир Клавдиевич о своей встрече с таинственным существом в устье Гобилли, неподалёку от скал Надгэ:

«После Тормасуня Анюй течёт одним руслом. … Эта часть Анюя очень живописна. Горные хребты, окаймляющие долину, увенчаны причудливыми скалами, издали похожими на руины древних замков с башнями и бойницами. Местные жители называют их шаманскими камнями и говорят, что в давние времена здесь жили крылатые люди.

11 июля наш маленький отряд достиг реки Гобилли, впадающей в Анюй с правой стороны, как раз в том месте, где он меняет свое направление. … Около устья Гобилли мы устроились биваком в тальниковой роще.

…Я кликнул свою собаку и пошёл по берегу реки Гобилли, покрытому высокими тополями и ясенями. … Я шёл очень осторожно, иногда останавливался и прислушивался; собака моя плелась сзади. … На тропе я увидел медвежий след, весьма похожий на человеческий. Альпа ощетинилась и заворчала, и вслед за тем кто-то стремительно бросился в сторону, ломая кусты. Однако зверь не убежал, он остановился вблизи и замер в ожидательной позе. Так простояли мы несколько минут. Наконец я не выдержал и повернулся с намерением отступить. Альпа плотно прижалась к моим ногам. Едва я шевельнулся, как неизвестный зверь тоже отбежал на несколько метров и снова притаился.

Напрасно я всматривался в лес, стараясь узнать, с кем имею дело, но чаща была так непроницаема и туман так густ, что даже стволов больших деревьев не было видно. Тогда я нагнулся, поднял камень и бросил его в ту сторону, где стоял неведомый зверь. В это время случилось то, чего я вовсе не ожидал. Я услышал хлопанье крыльев. Из тумана выплыла какая-то большая тёмная масса и полетела над рекой. Через мгновение она скрылась в густых испарениях, которые всё выше поднимались от земли. Собака выражала явный страх, и всё время жалась к моим ногам. Меня окружала таинственная обстановка, какое-то странное сочетание лесной тишины, неумолчного шума воды в реке, всплесков испуганных рыб, шороха травы, колеблемой ветром. В это время с другой стороны реки послышались крики, похожие на вопли женщины. Так кричит сова в раздражённом состоянии. Не медля больше, я ободрил собаку и пошёл назад по тропинке.

Вечером после ужина я рассказал удэхейцам о том, что видел в тайге. Они принялись оживлённо говорить, что в здешних местах живёт человек, который может летать по воздуху. Охотники часто видят его следы, которые вдруг неожиданно появляются на земле и так же неожиданно исчезают, что возможно только при условии, если человек спускается сверху на землю и опять поднимается на воздух. Удэхейцы пробовали за ним следить, но он каждый раз пугал людей шумом и криками, такими же точно, какие я слышал сегодня.

Удэхейцы замолчали, но в это время вмешался в разговор Чжан Бао. Он сказал, что в Китае тоже встречаются летающие люди. Их называют Ли-чженцзы. Они живут в горах, вдали от людей, не едят ни хлеба, ни мяса, а питаются только растением Ли-чжен-цау, которое можно узнать только в лунные ночи по тому, как на нём располагаются капли росы. Чжан Бао сам видел такого человека. Дело было давно, когда он был ещё мальчиком. Однажды зимой к ним в фанзу пришёл китаец, очень легко одетый. Он сел на кан и отказывался от пищи, которую ему предлагали. Когда перед сном все стали раздеваться, пришедший человек снял с себя куртку и накрыл ею спину. Он старался занять такое положение, чтобы никто не видел его плеч. Потом он вышел из фанзы и долго не возвращался. Опасаясь, как бы он не простудился, кто-то пошёл за ним и стал его окликать, но на дворе никто не отзывался. Тогда мужчины оделись, взяли фонари, и пошли искать этого человека. Следы привели к забору и здесь пропали. На другой день узнали, что к утру его видели в расстоянии 200 ли от посёлка в другой фанзе, где он неожиданно появился и так же таинственно исчез. Ли-чженцзы – сын молнии и грома, он младенцем падает на землю во время грозы. Это сильный, божественный человек, заступник обиженных, герой. Посещение им людей приносит удачу в промыслах и тяжбах при решении спорных вопросов.

По мнению Чжан Бао, летающий человек на реке Гобилли был один из Ли-чженцзы, китаец и уж никак не удэхеец» (Арсеньев В.К. В горах Сихотэ-Алиня.//Арсеньев В.К. Избранные произведения. В 2-х т. Т. 2. Хабаровское книжное изд-во, 1998. с. 62-64).

(Сейчас по берегу Анюя, напротив устья Гобилли (в «том самом» месте), проходит автодорога, соединяющая Хабаровск побережьем Охотского моря: с Советской Гаванью и Ванино).

***

А вот описание встречи Арсеньева с чем-то, похожим на русалку (практически в тех же самых местах - всего в 10 км к югу от места встречи с "летающим человеком"):

"Целый ряд признаков указывал, что Анюй недалеко. Вдали во мгле виднелись горные хребты, которые шли в направлении, перпендикулярном к долине реки Дынми. ... Мы не дошли до устья несколько километров и встали биваком на правом берегу реки, которая делала тут изгиб. ... Я присел на берегу, чтобы отдохнуть немного.

Должно быть, солнце опустилось за горизонт, потому что вдруг сделалось сумрачно и прохладно. В это время над рекой появился туман. Белые длинные клочья его тянулись кверху и принимали фантастические очертания. Среди глубокой тишины, царившей в природе, я слышал биение собственного сердца. ...

Я поднялся с валежника и направился к биваку. На отмели я застал Геонка. Он вышел со стороны и, по-видимому, тоже возвращался на бивак. Я окликнул удэхейца. Он обернулся и замер в неподвижной позе. Когда я подошел к нему вплотную, то увидел, что он смотрит куда-то мимо меня в пространство. В глазах его я прочел удивление и страх. Я оглянулся. Туман на реке исчез, и только около кустов с левой стороны реки держался один обрывок его, густой и белый. Он похож был на человека в длинной одежде с рукой, поднятой как бы для нанесения удара. Голова привидения казалась закутанной в вуаль, концы которой развевались по воздуху.

— Ни ганиги-и-и! (последнее «г» — придыхательное), — громко воскликнул Геонка с таким видом, как будто он нашел наконец разгадку явления.

— ...Ниги... — подхватило лесное эхо.

Как бы испугавшись человеческого голоса, туманная фигура сжалась, затем снизилась к воде и пропала. Последний обрывок тумана растаял в воздухе.

— Зачем его сюда ходи? — сказал удэхеец в раздумье, направляясь к палаткам.

Когда мы пришли на бивак, он оживленно начал говорить орочам о видении. Те слушали с большим вниманием, задавали вопросы и вставляли свои замечания.

После ужина я стал расспрашивать Геонка о том, что такое ганиги. Удэхеец сказал, что этим именем называются женщины, живущие в воде. Они очень красивы и имеют рыбьи хвосты. Иногда ганиги выходят из воды голыми или в одежде, сотканной из тумана. Они зовут человека по имени и называют его род. Такой человек непременно утонет.

Меня поразило в описании ганиги сходство с русалками. Сходство не только общее по смыслу, но даже и в деталях. ... Долго еще туземцы беседовали на эту тему. Они говорили, что ганиги любят приставать к людям, они манят их к себе, и если рассердятся, то угоняют рыбу, ломают лодки, портят сети, уносят остроги. Иногда их видят плывущими по реке на буреломе или в лодке. При встрече с человеком они уходят в воду или растворяются в воздухе, как туман, и становятся невидимыми. Чтобы прогнать ганиги, надо крикнуть или выстрелить из ружья" (Арсеньев В.К. "Сквозь тайгу"//здесь).

***

И в завершении, один из пейзажей "приамурского (анюйско-гобиллийской-дынмийского) Лукоморья":



P.S. А вот какая там рыба ловится:

 
 
 
fr_hamletfr_hamlet on February 13th, 2012 09:39 pm (UTC)
конечно, можно))